Моховая, 6-8 – Усадьба Шаховских - Красильщикова

 


Владение по нынешней Моховой улице, 6-8 в Москве до 1867 года находилось на участке обширной усадьбы, которая появилась здесь в 1820-м году благодаря стараниям княжеской семьи Шаховских.

Главный дом дважды перестраивался: сначала по проекту зодчего Александра Степановича Каминского в 1868 году, а восемь лет спустя – архитектором Семеном Семеновичем Эйбушицем.

Улица Моховая, 6-8 в Москве
Фото с сайта nomad.tourister.ru

История и архитектура главного усадебного дома


Первое упоминание о владение можно узнать из архивов XVIII столетия, в которых упоминается ее приобретатель Никита Моисеевич Зотов – граф и учитель пятилетнего Петра I.

Со временем участок унаследовал внук первого хозяина Никита Васильевич Зотов, переуступивший его князю, генерал-майору Федору Ивановичу Голицыну.

В 1757-м владение переходит в собственность Анны Эйхлер – супруги статского советника, которая выложила за покупку 1800 тогдашних рублей. Именно в ее время на участке было построено множество хозпостроек под различные нужды.

Супруг хозяйки – Иван Христианович – близко дружил с Артемием Петровичем Волынским, который был противником политики фаворита императрицы Анны Иоанновны Эрнста Бирона, за что и поплатился: сначала его обвинили во взяточничестве, а потом и в попытке госпереворота. Итог – смертная казнь. Ну а Эйхлера, чтобы неповадно было, отправили в сибирскую ссылку.

Следующим хозяином городской усадьбы становится представитель княжеского семейства Павел Петрович Шаховской, инициировавший перестройку главного усадебного дома. Он был женат на Аграфене Алексеевне Бахметьевой и проживал тогда вместе с ней и 10-ю детьми (4 сына и 6 дочек) в особняке на Пречистенке.

В 1867-м участок, который принадлежал тогда дочерям Шаховского Ирине Павловне и Софье Павловне, поделили на три части и две из них, находившиеся по улице Знаменке (ныне – по границе с Боровицкой площадью, где стоит памятник Владимиру Великому), продали сразу, а нынешнее владение под №6 по Моховой спустя пару месяцев.

Приобретателем последнего стал Иван Яковлевич Бакланов – председатель «Товарищества Купавнинской ткацко-суконной фабрики». Спустя год он решает объединить в единое целое главный дом и боковые усадебные флигели, для чего приглашает архитектора Каминского.

В те годы зодчий больше работал в неогреческом архитектурном стиле, с чем и связано декорирование главного фасада портиком с четырьмя колоннами ионического ордера и с устроенным мезонином. Внешнее убранство дома будто перекликалось с античным храмом Эрехтея в афинском акрополе.

Очередные преобразования внешнего вида дома пришлись уже на 1886 года, когда работами руководил архитектор Эйбушитц.

В 1892-м владение выкупает купчиха I-ой гильдии Юлия Ивановна Базанова, незадолго до этого перебравшаяся в Первопрестольную из Иркутска. К тому времени она вместе с дочерью унаследовала успешные золотопромышленные предприятия, принадлежавшие ушедшим в мир иной супругу и его родному батюшке.

Юлия Базанова оставила о себе добрую память в Москве. На выделенные ею средства на углу Боженинского и Олсуфьевского переулков, что на Девичьем поле, было построено здание для клиники «ушных и горловых болезней». Относилась она к факультету медицины Московского университета и была оборудована «по последнему слову техники».

Стоит отметить, что это была лишь вторая в Российской империи специализированная ЛОР-клиника, в связи с чем Мосгордума приняла решение присвоить ей имя Ю.И. Базановой.

В 1906-м году финансовые трудности заставили Юлию Ивановну переуступить усадьбу Николаю Михайловичу Красильщикову, который руководил крупной мануфактурой «Анна Красильщикова и сыновья» в поселении Родники, что в Костромской губернии. Производство выпускало ткани для одежды, ценившиеся за свой стойкий несмываемый черный цвет.

Супругой Николая Михайловича была Елизавета Алексеевна Друженкова, славившейся своей красотой. Ее портрет, висевший в вестибюле дома, написал известный живописец Валентин Александрович Серов.

Обыватели той поры судачили, что при выезде Красильщиковой в город с бриллиантовым колье на шее, которое можно рассмотреть на картине, супруг нанимал для ее сопровождения двух дюжих телохранителей.

Портрет Елизаветы Красильщиковой кисти Валентина Серова

Сам Николай Михайлович прекрасно пел. Его тенор, из лести или нет, сравнивали с голосом самого Карузо, причем, последний явно проигрывал.

Этому можно и не удивляться, ведь Красильщиков в свое время обучался искусству пения в Италии и продолжал усердно заниматься этим и на родине. Что говорить, если он учил пению и давал дельные наставления таким российским грандам российской и советской оперной сцены, как Антонина Васильевна Нежданова и Леонид Витальевич Собинов.

В 1920-м семья Красильщиковых эмигрировала во Францию и почти сразу Николай Михайлович умирает от инфаркта. Спустя время Елизавета Алексеевна стала женой графа Сергея Сергеевича Шереметева.

Особняк после революции и сегодня


После прихода большевиков в 1917-м в доме открыли общежитие для проживания командированных в Москву работников текстильного комбината.

В 1930-х в здание вселился Институт библиотековедения, относившийся тогда к Всесоюзной библиотеке им. В.И. Ленина (ныне – Российская Государственная библиотека).

В 1950-м бывший особняк Шаховского – Красильникова на Моховой отдали Музею Михаила Ивановича Калинина. В 11 залах была представлена коллекция, насчитывавшая порядка 32 тысяч (!) экспонатов.

В 1995 году здание №6 по Моховой улице вновь вошло в состав РГБ, а с 2003-го года здесь работает «Центр восточной литературы».

 

Дома и достопримечательности на Моховой улице в Москве



shellbars 166 просмотров 0 комментариев
Всего комментариев: 0
avatar

Меню

Наш сайт в соцсетях. Присоединяйтесь!

Сообщество сайта Progulkipomoskve.ru в ВКонтакте Сообщество сайта Progulkipomoskve.ru на Фейсбук Сообщество сайта Progulkipomoskve.ru в Одноклассниках Сообщество сайта Progulkipomoskve.ru в Твиттер Наш канал в Яндекс.Дзен