Старопанский переулок, 7/6 (Большой Черкасский) – Конторское здание Александрова


О главном московском «скупердяе» Гавриле Гавриловиче Солодовникове я уже писал. Но его имя меркнет перед Григорием Николаевичем Карташевым, жившим в, мягко говоря, спартанских условиях и оставившего после себя около … 30 миллионов дореволюционных рублей! Дочитайте статью до конца и узнайте об этой невероятной истории.

Доходное домовладение на стрелке Большого Черкасского и Старопанского переулков возвели к 1899 году. Автором проекта стал зодчий Александр Васильевич Иванов, выполнивший заказ Михаил Алексеевича Александрова – представителя санкт-петербургского купечества.

Большой Черкасский переулок, 6/7 в Москве

По окончании строительства это конторское здание стало своеобразным эталоном московских деловых центров той поры. Безупречная планировка, строгие формы и функциональность – те факторы, которые выделяли здание среди себе подобных.

Дом возводили с применением каркасной системы, благодаря чему стало возможным спланировать в нем увеличенные оконные проемы. Каждый из последних, в свою очередь, удачно декорировали литыми французскими балкончиками с решетчатым рисунком.

Строгий декор фасадов явно контрастирует со стоящим по-соседству модерновским зданием Торгового дома Аршинова, спроектированного Федором Осиповичем Шехтелем в тот же период времени.

Старопанский переулок, 7/6 в Москве

Из истории владения


Участком на месте нынешнего дома по Старопанскому переулку, 7/6 (Большой Черкасский переулок, 6/7) с конца семнадцатого века владели представители купеческого сословия.

В начале XVIII столетия место находилось в собственности купца Дмитрия Дмитриевича Акишева, правнук которого стал организатором неудавшегося госпереворота в годы правления императрицы Екатерины II.

В 1731-м году внучка Дмитрия Дмитриевича обвенчалась с Яковом Федоровичем Мировичем, чей отец – переяславский полковник – был сторонником гетмана Мазепы и который после поражения последнего бежал в Польшу.

Находясь на военной службе в российской армии, Яков Федорович без разрешения начальства навестил отца, за что был отправлен служить в Сибирь. Вслед за ним в Тобольск выехала и его жена. В 1740-м в семье появился первенец – сын Василий.

Василий Яковлевич Мирович стал известен после несостоявшегося госпереворота. Находясь во главе заговорщиков, он попытался освободить из заточения Иоанна VI Антоновича (был убит охраной тюрьмы во время штурма) и возвести его на российский престол. Попытка не удалась, его схватили и в середине сентября 1764 года казнили в Шлиссельбургской крепости.

Василий Яковлевич Мирович у тела убитого Иоанна VI

В XIX столетии владение перешло в собственность московского купца Николая Егоровича Карташева. С того времени место начали называть «Карташевым подворьем».

В истории Москвы наибольшую известность получил один из представителей этого семейства Григорий Николаевич Карташев, благодаря которому в Первопрестольной появился уничижительный фразеологизм «жаден, как Карташев».

Основным его занятием была ростовщическая деятельность. Он ссужал только большие суммы и под огромные проценты. В большинстве случаев расписок у заёмщиков не требовал и в случае невозврата денег, что случалось не однажды, в судебные инстанции не обращался.

Дни напролет он просиживал в расположенном на территории подворья трактирчике, принадлежавшем некоему Пономареву. В одном из залов Григорий Николаевич облюбовал себе укромное местечко.

Ростовщик Григорий Николаевич Карташев

Вид его вызывал отвращение. К немытому, одетому буквально в лохмотья старику наведывались вполне себе приличные, но поиздержавшиеся, клиенты. Заказывал он себе только оставшиеся со вчерашнего дня щи да каши, которые в этом трактире подавались бесплатно.

Интересно, что одним из критериев выдачи ссуды было то, какую еду себе заказывал заёмщик при беседе с Карташевым: брал приличную и дорогую – сразу «от ворот поворот», а хочешь денег – тогда «давись», как и хозяин, несвежими щами и кашей.

Жил Григорий Николаевич в квартире на этом же подворье. Ночевал на сколоченной из дерева лежанке, на голых досках, а под голову клал свернутую одежду из своего скудного гардероба.

После его смерти пачки ассигнаций собирали по всей квартире: в шкафах, тумбочках, под кроватью. Хранились они и в подвале под домом, где лежали среди прогорклой крупы и обгрызенных кусков сахара.

Но самое потайное место находилось в печи, оборудованной своеобразной … гильотиной. Полез вор не знаючи, вжик, и остался без конечностей, а то и без головы.

Всего собрали, как говорили, около 30 миллионов (!) тогдашних рублей. Унаследовала их родная сестра Карташева Клавдия Николаевна Обидина – сама дама небедная, бывшая замужем за миллионером и являвшаяся одной из самых богатых домовладелец Москвы.

В 1897-м участок бывшего подворья был продан купцу Александрову.

Сегодня в здании в Большом Черкасском переулке, 6/7 (Старопанский переулок, 7/6) находится Федеральное агентство «Росрезерв». На фасаде дома установлена памятная доска в честь одного из ее руководителей генерал-полковника Александра Андреевича Григорьева.

Дома и достопримечательности в Старопанском переулке

Дома и достопримечательности в Большом и Малом Черкасских переулках в Москве

shellbars 158 просмотров 0 комментариев
Всего комментариев: 0
avatar