Улица Старая Басманная, 30/1с2 в Москве


Здание в два этажа на стрелке улицы Старая Басманная, 30/1 и Токмакова переулка, 1 (строение 2) в Москве – чудом уцелевший флигель богатой городской усадьбы, сформировавшейся на этом месте еще в XVIII столетии.

История этого владения связана с именем известного российского портретиста Фёдора Степановича Рокотова, написавшего множество портретов царственных особ и представителей знатных российских родов.

Старая Басманная, 30/1, строение 2 в Москве

История дома Рокотова на Старой Басманной


Первым известным владельцем усадьбы был Алексей Николаевич Сухотин, который до выхода в отставку в 1772 году занимал в течение двух лет пост командующего русскими войсками в Грузии.

В 1785 году он продает свое владение художнику Федору Степановичу Рокотову, о чем сохранилась запись в архивах близрасположенной церкви Никиты Великомученика, датированная 25 июля того же года.

Вступив в права на участок, Рокотов значительно перестраивает его. Вместо старого главного дома был выстроен большой двухэтажный деревянный особняк общей площадью под 225 м2 и обращенный фасадом на Старую Басманную. Тогда же появились новая конюшня и несколько каменных хозяйственных построек.

Что касается сохранившегося флигеля, то неизвестно, построен ли он был в то время или нет, т.к. строение впервые встречается на плане этого района Москвы только в 1803 году, причем, как одноэтажное (второй уровень был надстроен лишь после середины XIX века).

Из биографии художника Федора Рокотова


Федор Степанович Рокотов родился в 1735 году в подмосковной тогда усадьбе Воронцово, принадлежавшей княжескому семейству Репниных-Оболенских.

В 1755 году, благодаря имевшимся художественным способностям, был замечен Иваном Ивановичем Шуваловым, который забрал его в Санкт-Петербург для только создававшейся в те годы Императорской Академии художеств.

Молодой человек был зачислен поначалу в Сухопутный шляхетский корпус, где написал немало портретов местных воспитанников. Получив чин ротмистра и, в придачу, дворянское звание, подал в отставку с военной службы.

С 1757 года обучался живописи в доме Шувалова, где тогда еще располагалась Академия художеств, у именитых живописцев – француза Луи-Жозефа Ле-Лоррена и итальянца Пьетро Антонио Ротари.

В 1760-м официально был зачислен в Императорскую Академию художеств по личному указанию князя Ивана Ивановича Шувалова и уже в 1765-м получил звание академика.

Стоит отметить, что еще будучи студентом, Федор Степанович был вызван в Москву, где написал коронационный портрет только вступившей на престол Екатерины II. Императрице так понравилась его работа, что она повелела с той поры изображать свой профиль по образцу Рокотова.

Автопортрет Рокотова и портрет Екатерины II
Возможный автопортрет Федора Рокотова и коронационный портрет Екатерины Великой

Кисти художника принадлежат также портреты Петра III и цесаревича Павла Петровича, который со временем взошел на российский престол как Павел I.

Будучи уже преподавателем Академии художеств, Рокотов в 1766-м году увольняется из этого учебного заведения и переезжает в Москву. Вероятными причинами стали невысокое жалование и отсутствие возможности писать частные портреты на заказ, что категорически запрещал тогдашний президент Императорской Академии Иван Иванович Бецкой.

Частная практика в Первопрестольной сложилась удачно. Поначалу это стало возможным благодаря низким ценам, которые устанавливал за свои работы художник. Что говорить, если он просил за портрет 50 рублей, а заезжие иностранные портретисты запрашивали, порой, сумму в 15 (!) раз больше.

Вскоре пришла признательность и, со слов современников, до конца века Рокотов «написал всю Москву». Это и портреты основателей Воспитательного дома, и фамильные галереи именитых особ, причем, двух, а у иных и трех, поколений.

В 1772-м Федор Степанович Рокотов был в числе организаторов Московского английского клуба. И вот здесь возникает вопрос?

Дело в том, что у художника не было родных детей, а потому он взял на воспитание своих племянников, которым в 1776-м оформил … вольную. Значит он всё же из крепостных? И как удалось получить дворянство?

Исследователи полагают, что Федор Степанович был незаконнорожденным сыном князя Петра Ивановича Репнина, который и дал ему вольную еще до поступления в шляхетский корпус.

Но вернемся к истории усадьбы.

В 1793-м году Рокотов продаёт владение Марии Петровне Шереметевой и переселяется в свою усадьбу на Воронцовской улице. Именно там его не стало в 1808 году.

Предали земле известного художника на погосте Новоспасского монастыря. К сожалению, место захоронения не сохранилось, а на территории обители, в память о нем, установили закладной камень, на месте которого установят со временем памятник.

Стоит отметить, что во времени проживания Федора Степановича в усадьбе на Старой Басманной есть несостыковка. Так, на фасаде нынешнего дома установлена памятная доска, где выбиты годы 1785-1793, но сохранившаяся купчая на дом графини Шереметевой датирована … 1789-м.

В 1836 году «рокотовский» главный дом был снесен, а на его месте выстроили каменный особняк, повторивший судьбу своего предшественника уже в XX столетии.

В то время усадьба принадлежала полковнику, а позднее генерал-майору Викентию Францевичу Святловскому – директору 1-го Московского Императрицы Екатерины II кадетского корпуса, размещавшегося в Екатерининском (Головинском) дворце.

В начале XX столетия владение числилось за потомственным почетным гражданином Василием Ивановичем Соколовым.

С 1908 года усадьбой владел банкир Адольф Фридрихович Шиллер – один из акционеров Русско-Китайского банка, созданного по инициативе министра финансов Российской империи Сергея Юльевича Витте в 1895 году.

После революции 1917 года в сохранившемся флигеле усадьбы Рокотова на Старой Басманной, 30/1, стр.2 размещались конторские учреждения и коммуналки.

В наши дни здание включено в федеральный список объектов культурного наследия.

Фото: wikimapia.org

Дома и достопримечательности на Старой Басманной улице

shellbars 247 просмотров 0 комментариев
Всего комментариев: 0
avatar