Хотите узнать больше о Москве? Используйте поиск на сайте:



» Усадьба Римского-Корсакова ➤ Тверской бульвар, 26

Тверской бульвар, 26 - Усадьба Римского-Корсакова


Усадьба Римского-Корсакова на Тверском бульваре, 26 в Москве. Хотелось бы начать рассказ об этом доме в духе:

«Нынешний ансамбль зданий сформировался к началу XIX столетия и в его основе лежат каменные палаты существовавшего здесь с середины XVII века двора зажиточного москвича …».

Но нет! То, что мы можем сегодня лицезреть – лишь напоминание о былой роскоши усадьбы и особняка Ивана Николаевича Римского-Корсакова.

Нет, это не родственник великого русского композитора и, между тем, история его жизни весьма интересна и полна трагическими и счастливыми событиями, о чем интересно будет узнать из нашей статьи.

Тверской бульвар, дом 26, строение 3 в Москве - Ресторан "Турандот"

Иван Николаевич начал свою головокружительную карьеру при императрице Екатерине Великой и на протяжении года с четвертью являлся ее фаворитом.

Все складывалось для Римского-Корсакова весьма удачно: ходил в чине генерал-адъютанта, был жалован орденом Белого Орла. Все закончилось в тот момент, когда он познакомился и безумно влюбился в Екатерину Трубецкую, бывшую в то время замужем за графом Александром Сергеевичем Строгановым и воспитывающую двух их детей.

Чувство были взаимными и пара начала совместную жизнь, что вызвало не только порицание петербургской бомонда, но и гнев императрицы, изгнавшей Ивана Николаевича из дворца.

Усадьба Римского-Корсакова на Тверском бульваре - Кафе "Пушкинъ"

Римский-Корсаков и Трубецкая-Строганова перебрались в Первопрестольную столицу и поселились, хоть и в отдельных усадьбах на Тверском бульваре, но бок о бок. Вместе они прожили долгие и счастливый 45 лет, пока Екатерина Строганова не ушла в мир иной. Они воспитывали двух совместных детей, но из-за невозможность закрепить законно свою брачный союз, числились лишь их воспитателями.

Иван Николаевич прекрасно музицировал и обладал самой дорогой в Российской империи скрипкой.

Первопрестольная была от него без ума, а его чудачества нередко становились темой для незлобивых анекдотов.

Тверской бульвар, 26, стр.2 в Москве

Ходили слухи, что в его загородном имении потчевали шампанским не только знатных гостей, но и сопровождавший их служивый люд вместе с местной обслугой.

Поговаривали и о его внушительной библиотеке. Мол, при ее приобретении он вызвал к себе московского букиниста. На вопрос последнего, какие издания и по какой тематике ему подбирать, Римский-Корсаков махнул рукой:

«О сем не моя забота. Твое дело подобрать так, чтобы внизу шкафа располагались большие книги, а чем выше полки, тем меньшие они должны быть. В общем, как в библиотеке у императрицы».

После кончины любимой Катеньки, Иван Николаевич частенько засиживался пред ее портретным изображением. Погрустив несколько, он вынимал из шкафа сундучок с письмами от Екатерины Великой и не спеша их перечитывал, вдыхая исходивший от них нежный аромат любимых духов самодержицы. В шкатулке хранился и хронометр от императрицы с ее портретом и надписью на крышке «1 мая 1778», нанесенной жемчугом – день их первого поцелуя.

Стоит отметить, что в гостях у Ивана Николаевича Римского-Корсакова неоднократно бывал Александр Сергеевич Пушкин, с интересом слушавший рассказы хозяина об императрице, князе Потемкине и славных временах его молодости.

Тверской бульвар, 26, стр.1 в Москве

В 1812-м усадьба выгорела и спустя время была заново перестроена. К прежним постройкам добавились новые, которые протянулись вдоль красной линии Тверского бульвара. Именно в то время появились здесь дворы-колодцы, скрытые от глаз фасадами.

После кончины хозяина, владение отошло по наследству их родному с Екатериной Петровной сыну – Василию Николаевичу Ладомирскому. Нет, здесь нет никакой ошибки. Выше мы писали, что Римский-Корсаков и Строганова числились лишь воспитателями своих детей, поэтому и фамилии у них были отличными от родителей и установлены свыше. Поговаривают, что фамилию отпрыскам дала или сама Екатерина II, или ее сын – император Павел I.

В XX столетии усадьба числилась уже за представителем дворянства Алексеем Алексеевичем Яколговским.

Интересно было узнать, что незадолго до революционных событий 1917 года усадьбу выкупил Дмитрий Рубинштейн – авантюрист по натуре и лучший друг Григория Распутина, а особняк по соседству под номером 24, где жила Екатерина Строганова, принадлежал убийце последнего – Феликсу Юсупову. Вот такой кульбит судьбы!

При советской власти в усадебном комплексе оборудовали коммунальные квартиры, которые расселили лишь к 1974-му году. Затем в бывшей усадьбе начали работать исследователи, выяснившие, что в основании особняка находятся стены конца XVII столетия, а во многих комнатах второго уровня, которые тоже были частью старинных палат, сумели раскрыть прекрасные потолочные и настенные росписи первой трети, но уже XIX века.

Некоторое время спустя были проведены тщательные реставрационные работы, во время которых упрочили роспись в помещениях, закрепили несущие стены и усилили фундамент. Фасады, обращенные на Тверской бульвар, восстановили между 1990-м и 1994-м годами. В тот же период отреставрировали и кровлю, используя чудом сохранившиеся исторические чертежи.

К сожалению, в начале 2000-х здания попали в руки расплодившихся тогда «русских нуворишей», у которых в душе не было «ни царя, ни Отечества». Комплекс исторических строений снесли и перестроили, оставив лишь главные фасады.

Такова история владения №26 по Тверскому бульвару в Москве.

Смотрите также:

Другие дома на Тверском бульваре

Смотрите новые статьи на нашем сайте:

 

 

Интересные статьи в нашем блоге

 

Отзывы | История и достопримечательности
Просмотров: 621 Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar